Кому нужна гештальт-терапия?

"Психотерапия слишком хороша, 
чтобы доставаться только больным" 
И.Польстер, М.Польстер

И все же она нужна не всем. 
Психотерапия не решает проблем, не делает жизнь легче. Она не привязывает партнера, так чтобы он точно никуда не делся. Терапия не гарантирует, что вы перестанете страдать, скорее наоборот. Скорее всего в ходе терапии вы будете чувствовать острее и глубже, и более продолжительное время. Скорее всего вы снимете ваши розовые очки и обнаружите свою несвободу и это не будет приятно. Терапия не сделает вас храбрым, сильным или умным, как волшебник Изумрудного города. У нее нет волшебной таблетки для достижения того результата, которого вам хочется. Но она раскроет вам глаза на то, где вы находитесь сейчас и это будет то, что приоткроет вам возможность к изменениям. 

Вам это надо? 
Скорее всего ваша жизнь - именно та, которая вам нужна. Она вас полностью устраивает и, говоря честно, вы не хотите ее менять.  Есть в ваших ссорах и страданиях та крупица кайфа, в которой вы и сами себе не признаетесь. Ведь так приятно пожаловаться подруге по телефону или другу за кружкой пива. Ну и не трогайте, не ходите на терапию, она не для вас. 

Терапия не для всех - она для избранных. Для тех, кто способен понять и готов встретиться с трудностями. Для тех, кто готов платить. Кто готов к разрыву отношений ради свободы строить новые. Для тех, кто готов перестать принимать обезболивающие и встретиться с собой настоящим, уязвимым, не идеальным, видимым для других. Для тех, кто готов начать жить свою жизнь, но почему-то пока не получается. 

На самом деле... (дети - те же самолеты)

Одной из самых важных функций родителей является тарирование приборов управления.

Вот родился маленький самолетик - у него шкалки, стрелочки - всё новое, чистенькое. Стрелочки крутятся, дрожат,  а на циферблатиках пока ничего не написано.  И родители своей реакцией на то, что с ребеночком происходит наносят деления на измерители чувств - тут 10- это ужас-ужас конечно,  но не ужас-ужас-ужас,  а тут 0,3 - совсем ничего страшного. И у каждого взрослого свой подход, но в целом показания не расходятся. Когда один пугается, тогда и другой,  когда одному противно, то и другому.  А на внутренних приборчиках с каждым разом все яснее цифры,  и скоро маленький самолетик сам уже может по своим приборчикам определять что он чувствует: радость, интерес, стыд, страх, любопытство, любовь. И летать может самостоятельно.

Но что происходит, когда взрослый не замечает что там с ребенком, не дает ему обратной связи, не говорит как чувства называются, не чувствует сам и ребенок остается со своими неоттарированными приборами наедине. Как ему определиться чего пугаться, а чему радоваться?
Или, например, взрослый не признает чувства ребенка - обвиняет его или смеется. То, что ты чувствуешь - ерунда, неправильно ты чувствуешь.  И мир расщепляется на правильный, о котором ребенок ничего не знает - приборчики-то его работают, стрелочки зашкаливают,  а оказывается неправильно зашкаливают. И чем ему тогда ориентироваться в этом мире,  который он никак не может почувствовать и понять? А другая часть мира, которую он своими приборчиками ощупывает - она как будто не настоящая, игрушечная, неправильная. Не соответствующая тому как на самом деле.
Вырастает ребеночек во взрослого человека и как будто самолет ведет вслепую - настоящий-то мир ему не видно. И приборы у него не тарированы все еще - слепой полет. Ночью в тумане и без приборов.  Можно еще и глаза закрыть, чтобы не так страшно было.

А еще бывает, что взрослый сразу два сигнала выдает. Противоречивые. "Я тебя люблю" и "уйди, противный" или "ужас-ужас-ужас" и "ничего страшного".  И один из этих сигналов вроде подтверждается стрелочками, но уж очень он пугающий этот сигнал,  невозможно с таким выжить. А второй вроде ничего,  но ничем не подтверждается. И тогда ребенок выбирает не смотреть на свои стрелочки и шкалки никогда - он будет слушать этот нестрашный сигнал от своего взрослого и все будет хорошо.  И перестает чувствовать сам. Теперь ему, чтобы с миром дело иметь нужен рядом кто-то, кто будет ему свои сигналы транслировать.
Вырастает во взрослого такой человек и прилепляется то к одному, то к другому и в общем неплохо в мире ориентируется.  Только  когда двойной сигнал улавливает, что-то у него внутри взрывается и болит. Чувствует он двойные послания, а больше ничего.

Мама, папа плохой?

Отношения с абьюзером травматичны не только для жертвы,  но и для свидетелей,  особенно если свидетели - его дети. 
Когда муж бьет жену или неожиданно взрывается криком при ребенке,  ребенок оказывается один на один с этим страшным миром,  в котором на самого сильного взрослого оказывается нельзя положиться.  Оказывается опасность исходит от него. И мама тоже помочь не может - ей самой сейчас плохо.
И когда буря утихает и папа снова становится ласковым и добрым,  ребенок все еще сомневается. Он подходит к маме и спрашивает: мама, папа плохой?
Как объяснить что происходит - очень непростой вопрос.
У меня нет правильного ответа. 
Грань очень тонка и задача сложная.
С одной стороны, врать ребенку бесполезно и даже вредно - дети очень тонко чувствуют недоговоренности и пугаются. Они не могут представить что такого страшного происходит, что даже большая и сильная мама не может с этим справиться - и это пугает сильнее самой страшной реальности.
С другой стороны, говорить что папа плохой - тоже не слишком здоровое решение.
Сколько неустроенных судеб начинается с того, что мать сказала когда-то: "все мужики сволочи". От того как мать говорит с ребенком об отце зависит как девочка будет относиться к другим мужчинам,  а мальчик построит на этих фразах собственную идентичность мужчины.    Ребенку очень важно знать что у него есть любящий отец. Скорее всего ведь и правда любит, как может, как умеет, как его научили любить родители.
И в этом его поведении очень много собственной боли, нездоровья и отсутствия навыков строить отношения.  Это не повод оправдывать, лечить и спасать.  Отношения с абьюзером токсичны для окружающих и их следует прерывать безжалостно и безвозвратно. 
И есть от чего впасть в отчаяние, но важно помнить, что оно токсично для ребенка, который все видит и чувствует.  И который сиюминутные чувства матери усвоит и будет в них жить и строить из них свои отношения совсем с другими людьми. 
Особенно хорошо усваиваются непроговоренные чувства. Когда мама улыбаетесь одними губами, а в глазах плещется ужас,  ребенок пугается в тысячу раз сильнее. Я думаю, что лучше объяснить ребенку что происходит, чем пытаться уберечь  - не получится.
 Важно при этом разговоре не переложить ответственность на ребенка. Ему должно быть понятно, что это взрослые дела и мама справляется сама. Мама может позаботься и о себе, и о нем -  не нужно волноваться о ее состоянии,  спасать  или мирить. Все под контролем, все будет хорошо.

Бог с ней, с любовью, давайте про свободу

-Ты любишь меня?   
-Да                             
-Ты не гонишь меня?
-Нет                           
-Так зачем же опять в эту дивную ночь
я хочу уйти?          (с) Дуэт "Метро"

Я все думаю как оно бывает удивительно и странно. Вот вроде любит человек - хочет быть рядом всегда, на всю жизнь, обнимать тебя, прикасаться... не разлучаться ни на миг... 
Вроде бы прекрасная романтическая, идеальная ситуация. Нашел свою половинку и воссоединился с ней, слился и счастлив. Почему же тогда такое гнетущее ощущение кабалы? Причем с обеих сторон: тот кого держат стремится высвободить хотя бы одну руку,  вдохнуть глоток воздуха, расправить легкие... Если не полететь, то хоть рукой помахать кому-нибудь. А тот кто держит попеременно злится, ревнует и обижается: ну что ему меня не хватает? ведь у нас же любовь! отношения! мы же навсегда! или впадает в вину: не слишком ли я сильно держу, вижу ведь, что плохо ему, свободы не хватает, но как по-другому? или страх: а вдруг вырвется и совсем уйдет - как же я тогда?    
А прояснить нельзя - равновесие столь хрупкое, что только тронь неосторожным словом и все разрушится.  И все силы уходят на то, чтобы отвоевать чуть чуть свободы или на то, чтобы не отпустить ни на миллиметр дальше - на безмолвную и безнадежную борьбу. Как в том анекдоте про змея Горыныча с которым Иван бился три дня и три ночи и только когда силы у обоих кончились, сели они у родника и выяснили, что Иван просто хотел воды напиться, а Горыныч вообще-то не против был с самого начала. 
И что делать? (привет, Николай Гаврилович) 
Перерыв. Сесть у родника и расслабиться. Посмотреть как вода течет... 
Почувствовать как воздух в легкие входит. Как тело напряглось и застыло в попытке справиться в одиночку. Отпустить себя, расслабиться.  Найти чего хочется мне. Нет, не чтобы он... а чего я хочу для себя прямо сейчас и прямо здесь. Из родника напиться или на травку опрокинуться и смотреть, смотреть на белые барашки облаков не беспокоясь о том, другом. Никуда он за час не денется. 
А потом вернуться туда чуть-чуть другим, новым и может быть получится чуть-чуть по-иному быть рядом. 

     

Гештальт - что это?

Все говорят о каких-то незакрытых гештальтах, а еще есть гештальт-терапия и гештальт-терапевты. Вроде бы интуитивно ясно о чем это, но... 
Попробуем разобраться.
Начнем с самого слова ГЕШТАЛЬТ. Это одно из тех многозначных слов в немецком языке, которые можно понять только в контексте. Собственных значений много и они как будто не очень связаны друг с другом - вроде про одно и, в то же время, про разное: фигура, форма, структура, образ, персонаж, личность.

И как это все связано с терапией?
Гештальт-терапия исходит из гипотезы, что весь человеческий опыт, начиная от восприятия и заканчивая созидательной деятельностью, подчиняется единому закону, обладает структурой,  формой стремящейся к завершению. В раннем детстве в психике формируются образы - шаблоны, которые накладываются потом на людей и события и определяют восприятие. И структура этих шаблонов, которыми мы меряем, познаем, преобразуем мир вокруг себя определяют личность - образ окружающего мира и себя в этом мире.
Важная концепция гештальт-терапии заключается в том, что фигура всегда выделяется на фоне - не существует отдельно от него, всегда едина с фоном и противоположна ему.
Наше восприятие шаблонно - у нас есть несколько усвоенных форм с которыми мы сверяем то что происходит вокруг и при совпадении внутреннего шаблона и куска реальности вся реальность распадается на фигуру - то, что совпало с нашим шаблоном, и фон- все остальное.

Эти шаблоны могут относиться к объектам или процессам. Они как непрозрачные очки с вырезанным отверстием - позволяют видеть только фигуру, но, с другой стороны, если бы не они - мы бы вообще не смогли сообразить что происходит. Собственно гештальт-терапия еще и про то, чтобы переключаться с фигуры на фон - видеть частное в общем, расширять угол зрения и не терять связи с реальностью.
 Не существует какого-то отдельного качества человека отдельно от человека, не существует человека отдельно от мира в котором он живет, от его прошлого, от его окружения. Не существует эмоций и чувств отдельно от тела. Все едино и взаимосвязано. Все существует здесь и сейчас - в настоящем моменте.

Кто же такой гештальт-терапевт и чем он занимается?
Помогает клиенту увидеть как он останавливается, натыкаясь на старые убеждения, уже не соответствующие реальности. Как в замедленной съемке показывает  где и как он делает то микродвижение, которое раз за разом выбрасывает его с трассы в кювет. И когда клиент видит, что он делает автоматически, в этот момент у него появляется шанс сознательно сделать по-новому, остаться на трассе и добраться до финиша - завершить гештальт.

О хобби

  Частенько в жизни попадаются мне люди увлеченные - ну чисто маньяки. И каждый улетает по чему-то своему: кто-то поет сам и учит других, кто-то водит яхту по рекам и морям, кто-то пишет стихи, кто-то с головой ушел в практики цигуна и тайцзи, кто-то рыбачит, кто-то сад выращивает, кто-то шьет одежду, валяет или плетет. И так далее и тому бесподобное и разнообразное. И я задумалась о том, что наверное есть некоторая середина - условная норма, где интерес этот сильный и радости много, но она не эйфоричная, а просто радость. И в таком увлечении человек растет в этом своем уникальном умении, развивается и достигает вершин и всем хорошо - и ему и окружающим его людям.
 
И есть наверное полюс где планка падает и человек уже не себе принадлежит, а этому своему хобби. И если он один день не позанимался, то его плющит и ломает и это скорее всего зависимость и ему в этом наверное не очень хорошо, и окружающим его близким тоже хреновато. И наверное тогда этому человеку вместе с близкими пора того... к психотерапевту.

Но это еще не все, потому что есть еще один полюс, где человек смотрит на этих ненормальных и завидует, что вот есть же люди которые нашли, что им нравится в жизни, и радуются, а он не может. Нет, он может тоже на тайцзы ходить, руками водить там в разные стороны и красиво приседать, но не цепляет. Может даже стихи писать - что трудного-то, боже мой, но тоже как будто по касательной все - мимо души. И вот как ему такому жить без хобби-то совсем, а? Вот! А я думаю, что это про контрзависимость. Ему и к людям сложно привязываться и к местам и к занятиям.
Когда "не прилипают" какие-то хобби я на самом деле ищу объект привязанности - человека для слияния, а с привязанностью у меня проблема, не умею привязываться и получается что потребность в близости не может быть удовлетворена и тогда отсюда чувство неудовлетворенности, которое как будто к хобби относится, и я тогда иду другое искать и ситуация повторяется - опять не мое.

Что делать?
Обнаружить свои чувства, найти к кому они, спросить себя чего хочу от этого человека - дотошно так спросить, чтобы докопаться до самой сути. А точно ли от этого человека хочу? А точно ли этого? Чего вообще-то на самом деле хочется и от кого? И что я могу сделать, чтобы это что-то получить.Хорошо если эти вопросы задаст человек, который не удовлетворится первым ответом, не поверит в очевидное, не даст всплыть с глубины пока не придет осознание. Психотерапевт например умеет, наверняка.

В интернете не люди

Не в первый раз встречаю в сети удивительную для меня точку зрения на общение в интернете. Почему-то многие думают, что в сети оно какое-то не такое, как будто там общаешься не с настоящими людьми  - и позволить себе можно больше, ведь собеседнику не больно, что бы ты ни написал.  Другой человек в сети воспринимается как нечувствительный механизм.
У меня долгое время не укладывалось в голове  как и зачем обесценивается общение по интернету. Как оно отличается от общения по телефону или посредством бумажных писем, когда тоже человека не видишь? Загадка для меня: вроде бы реальные люди сидят за компьютерами с разных сторон и общаются - как это общение становится второго сорта?

 Для меня разница между виртуальным общением и реальным в том, что в вирте я свободнее, но это точно не оттого, что там якобы ненастоящее общение - для меня это точно не так. В смысле реальности для меня нет разницы по телефону, вконтакте, бумажным письмом или лицом к лицу - это только способы. Разница в глубине и открытости, которые конечно зависят от способа, но не им определяются. Можно встретиться лично, думать что общаешься и уйти неудовлетворенным, а можно початиться в интернете и прикоснуться душами. Мне кажется вот здесь путаница и происходит: качество контакта относится на счет способа контактирования и делается глобальный вывод, что у всех и всегда общение по интернету - не реальное, выхолощенное, не настоящее. Оно обесценивается оптом и по умолчанию - с какой стати?