Должен ли мужчина делать "женскую" работу по дому?

В последнее время в российских СМИ усилилась тенденция возвращать общество к идеям патриархата.  Мужчина - главный в доме, ходит наружу зарабатывать, а в семье выполняет руководящие функции. А жена - не работает,  но ведет дом,  растит детей  и вдохновляет своего мужчину на свершения и достижения. Эта схема прекрасно работала многие столетия и была сильно подпорчена событиями двадцатого века, когда кормильцев из семей выкосили войны, революции, репрессии, голод и прочие события нашей истории. В семьях за старшую осталась женщина: она и деньги зарабатывала, и детей воспитывала и хозяйство на ней же было.  А сейчас мужчины вроде бы есть, но женщины уже привыкли к власти и назад ее отдавать не хотят, а скорее не умеют. Да и мужчины вроде бы настаивают,  что они в доме хозяева, но не все убедительны.
С другой стороны,  жизнь на месте не стоит и женщины, в отличие от тех что сто лет назад ничего не имели против патриархата, стали образованными и самодостаточными. Им мужчина нужен не для заработков, заработать они и сами могут, а для любви, для близости. Работают они не меньше мужчин,  и домашние обязанности   отходят на второй план. Естественно, хочется чтобы работа по дому была сделана,  но почему именно женщина должна тянуть эту лямку?
И женщина начинает передавать часть работы мужчине, а он не берет.
Вопрос: а как правильно?
Ответ: неизвестно. 
Объясню почему.
У нас, у людей все очень непросто устроено. У нас есть ощущение  "как правильно", но оно очень сильно индивидуальное.  Складывается оно из того как оно было в родительской семье, но не только этим, а еще тем как нам в этом жилось. Ну например у девочки папа приносил зарплату и смотрел телевизор, а мама тоже приносила зарплату, готовила еду, а прибираться дочку заставляла.  Дочка в своей семье будет требовать, чтобы муж зарплату приносил, сама будет еду готовить,  а с приборкой по-разному может получиться, но вероятно сама не будет прибираться, а постарается заставить кого-нибудь: мужа или детей,  или может быть клинера будет вызывать.  А у мужа допустим в семье папы не было, а мама все делала сама и его не грузила.  И он может быть очень ответственным и во всем жене помогать,  а может наоборот совсем ничего не делать, даже зарплату толком не носить, играть в танчики.  И ему это кажется нормой и само-собой разумеющимся,  а жена недовольна  отчего-то.
И что делать?
Первая идея - попробовать договориться.  Но обычно это не работает.
Почему? Потому что договариваемся мы так: если ты не будешь ведро выносить,  то я  обижусь или буду злиться и орать, что ты не мужик если жене не помогаешь. То есть я назначила тебе фронт работ, и пока ты не переломишь себя и не начнешь уже соответствовать, буду тебя перевоспитывать, пилить и ограничивать. И при этом все что мешает делать вот эту работу по дому лежит программным кодом в бессознательном и рулит оттуда.  И ничего не меняется.  Он даже может пообещать и пару дней делать, что обещал, но потом опять все скатывается к как обычно.
А чтобы договориться нужно сесть и услышать друг друга кто что хочет делать, кто что любит или кто что считает своей обязанностью.  И здесь может оказаться,  что все хотят готовить но никто не хочет прибираться или еще как-нибудь.  И обижаться смысла нет, потому что оно так исторически сложилось и теперь эти два человека так устроены, что они что-то любят делать, а что-то ненавидят,  а что-то им стыдно делать, потому что  "женское дело". И тогда можно вместе решить что раз всем противно, то делать это вместе или нанять кого-то. А  то что  нравится,  то тоже можно делать вместе или по очереди.   
Нет единого правильного ответа,  но можно найти ответ конкретно для вашей семьи.  Если у самих не получается,  то есть семейные терапевты,  которые умеют задавать правильные вопросы. 

Вся наша жизнь - игра?

Невозможно получать удовольствие от игры,

правила которой тебе неизвестны. 
Макс Фрай.
 В детстве все время бодрствования для меня разделялось на две части: собственно ЖИЗНЬ и ИГРА, В ЖИЗНИ было много разного и интересного, там НУЖНО было слушаться взрослых и действовать по их правилам. Правила эти касались буквально всего на свете: куда и когда идти, что куда надевать, что есть, когда спать, когда смотреть телевизор, когда идти гулять, а когда мыть посуду. В ЖИЗНИ всегда были какие-то более-менее ясные рамки и взрослые, которые эти рамки устанавливали, корректировали и следили, чтобы я из них не вываливалась,  Еще в ЖИЗНИ можно было подсмотреть как взрослые серьезные люди делают свои дела и догадаться какие у них там правила и вообще как это все работает, А потом перенести эти наблюдения в ИГРУ. И тут уже правила устанавливала я. Я решала кто я: трубочист или танцовщица, белка или торговец животными,  директор зоопарка, доктор или кассир в магазине. Я определяла что делать и какими инструментами пользоваться, с кем я при этом хочу взаимодействовать, а кому со мной не по пути. И в этом были творчество и азарт, но немножко не хватало настоящести. Я почему-то всегда твердо знала что в ИГРЕ все понарошку. Я очень понимала персонажа из сказки Экзюпери, который на полном серьезе твердил "я-человек серьезный", а как же иначе? Взрослая ЖИЗНЬ, она такая, не до ИГР. Все по-настоящему, по-серьезному.
Удивительным образом к ЖИЗНИ приклеились идеи про то, что надо следовать кем-то установленным правилам, соответствовать расписанию и требованиям, выполнять обязанности и т.д. А азарт, свобода, творчество, возможность решать самой, выбирать, следовать за интересом, импровизировать  и даже копировать других, остались на полюсе ИГРЫ.
И сейчас едва почуяв в моей ЖИЗНИ творческую струю, подкрадываются и начинают меня глодать странные сомнения: не впала ли я в детство, не играю ли в какую-то неизвестную игру, не придумываю ли свои правила и не понарошку ли это все. Или я вместо нормальной серьезной взрослой ЖИЗНИ опять развлекаю себя ИГРАМИ.
Возвращаясь к эпиграфу в попытке склеить разбегающиеся полюса, если принять ЖИЗНЬ за разновидность ИГРЫ, замечаю одно важное отличие - я правда не слишком знакома с правилами и удовольствия от этого мало, Но кто сказал, что в ИГРЕ с названием ЖИЗНЬ правила устанавливаю не я?
Искомый интроект, мешающий наслаждаться ЖИЗНЬЮ как ИГРОЙ состоит в том, что автором жизни являюсь не я, а какие-то другие люди, которые устанавливают неизвестные мне правила, которые я не в силах ни узнать, ни изменить, но обязана выполнять.

Как не потерять себя в браке

Для меня фраза "потерять себя в браке" звучит как описание состояния зависимости от партнёра. Такое состояние может характеризоваться целым набором неприятных чувств: стыд, вина, обида, ревность, страх. При зависимости есть иллюзия чтения мыслей и предугадывания желаний партнёра. Хочется жить не свою жизнь, а его. И при этом определять правильно ли желания угаданы и исполнены приходится по косвенным признакам. Задать вопрос напрямую невозможно из-за страха потерять отношения. Может возникать ощущение своей неценности и второсортности. И что же делать? Во-первых надо не забывать, что это только одно из состояний. И в вашем арсенале точно есть другое. То, в котором вам радостно или грустно, но не стыдно и не страшно. То, в котором ваши отношения никуда не денутся, что бы вы ни говорили. То, в котором вы слышите свои потребности и желания, чувствуете свой интерес и свою силу и компетентность. Во-вторых надо научиться замечать как вы переключаетесь из одного состояния в другое. Что такое делает партнёр от чего вы теряете почву под ногами. Что для вас приятного в этом состоянии, для чего вы в него скатываетесь. Возможно оно привычно и безопасно или вы в нем подпитываетесь энергией... Здесь у каждого свой индивидуальный опыт, но оно вам точно для чего-то нужно. И ещё вы точно как-то умеете переключаться в другое состояние. И то как вы это умеете делать тоже хорошо бы про себя заметить. Собственно, когда вы про себя все это будете знать, уже точно не потеряетесь. А если потеряетесь, то будете знать как быстро найтись. Вероятно есть люди, которые вообще почти никогда в состояние зависимости не попадают, но их очень мало. А все остальные могут облегчить себе жизнь, обратившись к психотерапевту. С ним будет легче, быстрее и эффективнее.

Как разлюбить того, кто вас не любит


почему мы всегда чудовищно переигрываем,

когда нужно казаться всем остальным счастливыми,

разлюбившими 
(с) Вера Полозкова


Когда мы впервые обнаруживаем,  что тот, кого мы любим не любит нас,  а любит например хомячков, то сначала мы этому не можем поверить. Как это? Не может быть. Он наверное просто занят или устал или пошутил.  Хомячок конечно няшный, но не лучше же, чем я!
И в этой стадии отрицания очевидного уже случившегося ужаса очень много надежды, подозрений и снова надежды.  Мы надеваем розовые очки, закрываем глаза и поворачиваем голову в другую сторону. Мы изо всех сил стараемся не замечать.
Но не замечать не получается. И тогда наступает вторая стадия. Мы начинаем злиться. Даже не злиться, а гневаться, мы приходим в ярость,  кричим,  кидаемся тарелками и сковородками.  Он же должен! Я же его люблю, как же он смеет не! И вместе с гневом и яростью здесь очень много бессилия изменить ситуацию.  Его не заставить, как бы ни хотелось.
Но может быть его можно подкупить? Или не его, а мироздание, бога,  хомячка в конце концов. Эта стадия называется торг. И она возвращает нас к розовым очкам. Вдруг еще можно что-то сделать? Может быть это моя вина и если я буду чуть более ласково улыбаться, научусь уже варить борщ как его мама или сменю прическу,  то может быть обнаружится, что страшного не произошло. Что все можно отменить.  Но нет.
И тогда накатывает отчаяние. Депрессия.  Все пропало. Жизнь кончилась.  Ничего хорошего уже не будет ни с кем.  Лечь и уснуть летаргическим сном. Навсегда. Он потерян навечно. Печаль.
Это конец.
И вот в этом отчаянии и безнадеге вдруг обнаруживается, что кроме него есть вообще-то какая-то другая жизнь.  И он был интересным и полезным опытом.  С ним были связаны уникальные переживания, которые имеют ценность даже теперь, когда взаимная любовь не случилась.     
И приходит благодарность.  Теплая и грустная.  И тогда становится возможно его отпустить не разлюбив, а просто разрешив ему быть счастливым без меня.  И разрешив себе жить дальше без него, но с этим опытом в багаже. Обнаружить другие ценности в своей жизни, не связанные с ним.  И жить дальше не больно.
Вот примерно так это делается.  Это хороший расклад и занимает вся процедура около года. 
Но может быть и по-другому.
Может быть я получаю удовольствие от страданий безнадежной любви. Может быть я заряжаюсь от злости на хомячков или на сам объект любви.  Может быть меня поддерживают и спасают подруги пока я жалуюсь и обижаюсь на негодяя... И тогда это не про любовь, а про зависимость.
Если я чувствую то стыд, то страх, то обиду, то ревность, то вину. Если я не чувствую чего хочу я, да мне это и не интересно, а важно что чувствует он.  И все мои сенсоры направлены на то, чтобы угадать и удовлетворить. Если я не могу прояснять с ним отношения, потому что тогда точно все разрушится уже окончательно и бесповоротно. Тогда я поддерживаю у себя зависимое состояние. Этот процесс почти никогда не осознается и происходит автоматически.  Просто потому, что не знаю как по-другому.
И вот с этим лучше всего идти на психотерапию.
Чем может помочь терапевт? Во-первых он научит замечать состояние зависимости.  А это уже даже не половина дела, а 80 процентов.  Если я замечаю что делаю, то я могу перестать это делать или попробовать делать что-то другое.
Во-вторых  на терапевте можно потренироваться быть в другом состоянии, в автономном.
И тогда в этих отношениях безнадежной любви тоже станет возможным переключиться в автономный режим, отлепиться и отпустить.

Как отвечать на неудобные вопросы ребёнка о сексе?

Честно отвечать. Когда дети впервые узнают об этой стороне жизни, у них возникает естественное детское любопытство, которое легко удовлетворяется парой фраз. При условии что взрослый не впадает в панику, стыд, не начинает стыдить и обвинять ребенка или вдаваться в ненужные травмирующие детскую психику подробности. Хорошо бы перед ответом задать уточняющий вопрос, а то будет как в том анекдоте когда ребенок пришел спросить что такое минет, а оказалось что он в книжке прочитал "да минет меня чаша сия". Обычно ребенка на самом деле интересует что-то простое и конкретное. Именно про это и нужно ему отвечать. Не стоит опережать события и рассказывать о том, о чем не спрашивали. Интерес ребенка возникает тогда, когда он психологически готов воспринять информацию. И интереса этого ровно столько, сколько он готов этой информации переварить. Не торопитесь. Не забегайте вперед и не читайте лекций. Краткий четкий ответ на конкретный вопрос - это именно то что нужно. Не больше. Но и не меньше. Важно, чтобы ребенок не решил, что секс это что-то ужасное или запретное - если он прочитает это по вашему состоянию, то больше к вам с этими вопросами не придет, а интерес его разгорится. Так что он будет искать другие источники информации и кто знает что это будут за источники. Некоторые родители начинают отпасовывать ребенка с вопросами про секс друг к другу. "Спроси у мамы", "папа придет, все тебе расскажет" и ребенок понимает, что что-то с этой темой нечисто, напрягается, начинает стыдиться и замыкаться. И родители начинают терять с ним контакт. Он уже не бежит к вам задавать свои невинные вопросы, а внимательно изучает вашу реакцию. Хорошо иметь дома книжку с картинками "про это" соответствующую возрасту ребенка. Когда вопрос возникнет, вы сможете почитать с ребенком вместе или дать ему поизучать картинки самостоятельно. Важно помнить, что вопросы про секс - нормальный этап развития ребенка и задача родителей - помочь ему этот этап пройти. И здесь вполне можно полагаться и на свое чутье и на саморегуляцию ребенка - внимательно слушать его вопросы и помогать разобраться в том что ему на данном этапе важно понять.

Стыд и нарушение границ

 СТЫД МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ КАК МАРКЕР НАРУШЕНИЯ ГРАНИЦ.
В чем идея? Среди моих клиентов попадаются такие, которым сложно заметить что их границы нарушаются кем-то другим и они сами нарушают чьи-то границы и им нормально. Они по-другому не видели как может быть, поэтому в ситуации не ориентируются. Почти.
Но они хорошо чувствуют стыд, и осталось всего чуть-чуть - привязать стыд к ситуации и понять кто тут сейчас чьи границы нарушил и как и что с этим можно сделать.
Там скорее всего много всего замешано: и стыд и вина и обида наверняка есть.. все чудесные зависимые чувства в одном клубке. Но но в нашем пост-социалистическом мире не всем можно злость чувствовать, а стыд всем. Если с детства человека воспитывать что злость - это плохо, то не только проявлений не будет, но и чувствительность к собственной злости притупится. Таким людям сложно распознать злость в себе - ее как бы нет. А стыд хорошо распознается - этому то как раз хорошо учили, систематически.
И его теперь можно использовать для самодиагностики. Если я вдруг начинаю чувствовать стыд, значит кто-то уже на моей территории топчется. Нарушил границы и вообще-то я имею право его выдворить.  Надо только понять кто здесь. Если даже ничего необычного не происходит, все как всегда. Ну мама например зашла в комнату когда я с кем-то в постели лежу. Нормально. Она же по делу - ей понадобилось что-то в комнате. И не мешает вроде.  А стыд появился. Тут можно себя спросить чего я хочу. Чтобы мама вышла и не заходила больше без стука, а лучше чтобы совсем.

Ну и для самых продвинутых - сказать нарушителю чего я от него хочу.
Очень сложно. Я понимаю.  Но первый шаг под силу каждому - заметить свой стыд и понять к кому он относится. Кто нарушитель границ.

P.S. Задание со звездочкой для отличников:  найти там отвращение. 
Подсказка: оно где-то под стыдом спряталось.

Прокрастинация и страх ошибки.

Как часто мы задумываем что-то новое, интересное, необычное, но не делаем. Отвлекаемся, откладываем, придумываем отговорки почему не получится...
И порой сами не понимаем, что останавливаем себя страхом совершить ошибку. Сделать неправильно.
Откуда в нас этот страх?
Почему так страшно ошибиться?
Потому что в нашем опыте за ошибки наказывали, стыдили: "ну что за неряха криворукая, давай я сделаю сама", винили: "да ты издеваешься, неужели сложно без ошибок писать", обесценивали: "перестань фигней страдать, иди лучше..."
И происходило это обычно непредсказуемо. Критерий ошибки хранился у значимого взрослого и судил о том совершена ошибка или нет именно он - взрослый. Страшна не сама ошибка, а ее непредсказуемые последствия. А поскольку мы не знаем что именно будет признано за ошибку, то любое новое действие потенциально опасно. И это теперь вшито в нас на уровне инстинкта. Мы и рады бы, но ноги не идут, руки не делают, а глаза ищут на что бы переключить внимание, чтобы не попасть опять в новое, потенциально ошибочное и наказуемое.

Идея ошибки сама по-себе порочна. Идея, что что-то априори правильно и хорошо, а что-то неправильно и плохо и нужно угадать и сделать так как правильно - это очень странная идея. Понятно, когда в школе при решении задачи ошибаешься - и то, не всегда решение не совпадающее с мнением учителя неверно. А мы, натренированные школой, пытаемся и в жизни категоризировать свои действия на верные и ошибочные и впадаем в чувство вины или стыда при любом совершенном выборе, любом действии. Потому что нет объективного критерия чтобы определить совершил ты ошибку или нет. Если предполагать, что критерий есть, ошибки неизбежны.
А что если ошибок не бывает?
А есть только сделанный выбор и его последствия.